Центр еврейского образования в диаспоре имени р. Джозефа Лукштейна, университет Бар-Илан,   Supported by L.A.Pincus Fund for Jewish Education in the Diaspora. Israel
 



›ÎÂÍÚÓÌÌ˚È  ÊÛ̇Π¬ÓÔÓÒ˚ ‚ÂÈÒÍÓ„Ó Ó·‡ÁÓ‚‡Ìˡ

 ‡Ú‡ÎÓ„ ¬Ò ‚ÂÈÒÍÓ ӷ‡ÁÓ‚‡ÌËÂ

Ãˉ¯ÂÚ …ÂÛ¯‡Î‡ËÏ ñ†»ÂÛÒ‡ÎËÏÒ͇ˇ ÿÍÓ· “‚Ó˜ÂÒÍÓ„Ó Œ·‡ÁÓ‚‡Ìˡ

√Ӊ˘̇ˇ Ó·‡ÁÓ‚‡ÚÂθ̇ˇ ÔÓ„‡Ïχ

SEOLINK.RU - ·ÂÒÔ·ÚÌ˚È ÒÂ‚ËÒ ‰Îˇ ÔÓ‰‚ËÊÂÌˡ Ë ‡ÒÍÛÚÍË Ò‡ÈÚÓ‚ ‚ ËÌÚÂÌÂÚÂ


ÀÛ˜¯ËÂ вЂ”‡ÈÚ˚ »Á‡ËΡ††



Кризис иудаизма и еврейское образование

Р.Френсис Натаф.
Перевод с английского Евгения Левина


Рабби Френсис Натаф, выпускник Иешива Юниверсити, является завучем академии Давида Кардозо (Махон "Ор Аарон") в Иерусалиме. Он авторо ряда эссе в "Jerusalem Post" и "Jewish Action". Рабби Натаф c семьей живет в Иерусалиме



Часть I. Постановка проблемы

В течении долгого времени традиционный иудаизм опирался на авторитарные структуры, мало отличавшиеся от иных авторитарных структур средневекового общества. Кроме того, вера в Творца была в то время практически всеобщей. Разумеется, ценности иудаизм per ce не были идентичны ценностям окружающего мира. Oднако при этом Всевышний был в центре восприятия мира и для евреев, и для неевреев. Мы не будем в рамках этой статьи подробно останавливаться на всех изменениях, которые произовши в наше время. Однако нам кажется полезным напомнить читателю о тех из них, которые оказали значительое влияние на религиозную жизнь.

Для современного исследователя ничeго не является априорно истиным; решительно все может быть подвергнуто свободному исследованию. Один из моих первых учителей описал влияние этого подхода на иудаизм, сказав, что в наше время человек принимает Тору не в соответствии с принципом "наасе ве-нишма" ("исполним и поймем"), но по принципу:"Нишма ве-наасе" ("поймем и исполним"). Осознаем мы это или нет, дух времени требует от нас понимать, во что мы верим и почему.

Современное общество также поставило под сомнение полномочия элит, провозгласив, что все люди равны. В результате существенно сузились, к примеру, властные полномочия раввинатa - тем самым открыв дорогу различным течениям, действующим независимо от институтов и идеологии традиционного раввинистического руководства. В наши дни практически единственным "авторитарным" бастионом, не капитулировавшим перед силами "современности", остается семья. Однако в соответствии с демократическими идеалами, взрослые дети могут сами решать, слушаться им родителей или нет. Нет сомнения, что из всех общественных институтов институт семьи является для иудаизма наиболее важным. Однако, похоже, не устоит и он.

Cегодня, как мы видим, религия фактически находится в осаде. Даже те, кто декларирует свою веру в Творца, крайне редко пытаются объяснить окружающий их мир иначе как в механистических терминах. Этот факт не может не оказывать влияния и на нас. Как сказал в одной из бесед р. Вольбе:"Мне кажется, что мы, обязанные научить людей вeре, сегодня крайне слабы. Мы должны начинать говорить о вере уже в детском саду, сообщая ученикам, что все они созданы Богом, и объясняя им, что именно Он даровал им жизнь, и Он также дал им Тору, которую они учат. Затем, уже в иешиве... надо больше говорить о вере".

Столь острая педагогическая потребность является следствием того, что многие идеи уже нельзя просто "впитать" из окружающего общества. Школа не учит специально, что надо есть, чтобы жить, или что солнце дает тепло, поскольку в этом и так никто не сомневается. Однако вера уже не является "общепринятой". Поэтому внимательные педагоги, подобно р. Вольбе, увидели острую необходимость "учить вере". При всем разнообразии современной ортодоксии, господствующий подход к "современности" заключался в том, чтобы, насколько возможно, отделиться от окружающего общества, его основных проблем и установок. Это касалось не только преподавания, но и образа мыслей. K примеру, философское изучение классических еврейских источников подменялось более узким изучением текстов, дающих ответ на вопросы "как и "где", а не "зачем" и "почему". Однако в последнее время возможность оградить себя от внешних влияний значительно уменьшилась.

Два фактора сделали ортодоксальное общество, включая самые изоляционисткие его сегменты, более доступным влиянию "современности". Во-первых, это все возрастающая зависимость от СМИ, и, прежде всего, от интернета, без которых сегодня практически невозможно работать. Во-вторых, ортодоксия оказалась "заражена" современными установками, которые принесли с собой многочисленные "вернувшиеся к религии" последних десятилетий. В свете этого дальнейшее упорствование в политике "блестящей изоляции" оказывается весьма проблематичным.

Практически все евреи проводят по крайней мере часть своей жизни в контакте с современной западной культурой. Постепенно эта культура подтачивает их верность иудаизму. Многие ее ценности становятся частью нашего мировоззрения, причем мы порой даже не замечаем этого. Наглядным (и наиболее опасным) примером здесь может служить стремитильный - даже в самых консервативных кругах!- рост "консумеризма" - идеологии, требующей тратить непропорциональное количество времени и усилий на выбор товаров и услуг, и полагающей, что этот выбор определяет наше самоощущение.

Из вышеприведенного анализа неизбежно следует, что еврейская вера и еврейские ценности не могут считаться "самоочевидными" даже в наиболее консервативных ортодоксальных кругах. Поэтому нам необходимо открыто и сознательно обучать себя и своих детей принципам нашей веры, - отдавая при этом отчет в том, что свобода и образ жизни современного общества предоставляют нашим детям достаточно оснований эти принципы отвергнуть.Д аже если мы не согласны с подобным подходом, в нынешних обстоятельствах нет иного выбора, кроме как следовать ему, с надеждой преуспеть на "свободном рынке идей и ценностей. Иными словами, мы должны научиться "справляться" с сердцем и разумом наших учеников.

К сожалению, в наши дни мало кто рискнет утверждать, что у него есть четкая методика обучения вере. Поэтому мы предпочитаем ходить вокруг да около, сосредоточившись на соблюдении заповедей и изучении Торы как бы в культурном вакууме. Вместо того, чтобы составить действенный план, который позволил бы справиться с причинами культурной "болезни", поразившей современную ортодоксию, люди предпочитают бороться с симптомами. Мы можем лишь приветствовать мужество журнала "Тhe Jewish Observer", который подробно и регулярно обращается к проблеме массового ухода от религии. Однако при этом говорится, в основном, о проблемах конкретных людей, а не системы в целом. То же самое можно сказать о многочисленных форумах, которые пытаются справиться с межличностными/семейными/ воспитательными проблемами, все более волнующими нашу общину.

Разумеется, сосредоточенность исключительно на индивидуальных проблемах является более приемлимой для господствующих в ортодоксии консервативных элементов. Однако в конечном итоге от подобного подхода куда больше вреда, нежели пользы. Проблемма, описанная выше, ярче всего проявляется в нашей системе образования. Построенная, в общем и целом, по модели восточноевропейской иешивы, ортодоксальная школа сосредоточена прежде всего на том, чтобы научить учеников работать с еврейскими текстами.

Учебный курс восточноевропейских иешив (в которых обучалась интеллектуальная элита общины) преследовал две основные цели:
    1. Достижение глубокого знания Талмуда и галахической литературы, позволяющего самостоятельно решать галахические вопросы;

    2. Укрепление религиозности студента, в соответствии с мистической доктриной, согласно которой изучение Торы приближает человека к Богу.
Oчевидно, что в современном мире этого явно не достаточно. Даже если традиционное изучение Торы может по-прежнему воодушевлять, этого все-таки мало для того, чтобы дать сегодняшнему культурно "не определившемуся" ученику возможность понять и принять классические идеи и ценности иудаизма, и уж тем более - для того, чтобы побудить его прожить жизнь в соответствии с заповедями Торы. Таким образом, необходимо радикально пересмотреть как учебную программу, так и методику преподавания, сделав их максимально эффективными для того, чтобы удержать основную массу наших учеников в рамках еврейской традиции.


Чать II. Учиться у мира учения

Многие из нас весьма признательны миру иешив. Куда важнее, нежели полученные знания и навыки, было то, что наши религиозные представления в значительной степени сформировались именно в годы, проведенные в стенах иешивы. Поэтому очень многое может быть достигнуто благодаря использованию элементов, заимствованных у "иешивной" модели.

Несмотря на то, что, по нашему мнению, учебная программа иешивы для большинства еврейских учеников сегодня непригодна, в ешиботном опыте есть как минимум три бесценных элемента:
    1. Aтмосфера интенсивной учебы
    2. Cмелость в анализе текста в поисках истины
    3. Hеукоснительное следование нормам галахи.
1. Бывший судья Верховного Суда Израиля, проф. Менахем Элон как-то вспоминал, сколь насыщенно проходил день, когда он учился в иешиве "Хеврон". Бескомпромисное стремление достичь понимания текста, царящее на уроках в иевише, вдохновляюще действовало на учеников. Причем, по словам Элона, это стремление не было ограничено одними лишь учебными часами - практически все свободное время ученики иешивы также посвещали "погоне за истиной". В силу своего всеохватывающего интеллектуального характера, подобный опыт полного сосредоточения на изучении религиозных текстов не мог не оставить неизгладимый след в душе ученика.
Eстественно, при более всеобъемлющей программе ученику будет гораздо труднее достичь подобной увлеченности и сосредоточенности. Поэтому успех здесь зависит, прежде всего, от расписания, организации учебного процесса, а главное - от личных качеств руководства школы. Если директор школы демонстрирует искреннюю и бескомпромиссную преданность своему делу, то это задает правильный тон и всей школе.

2. Одной из основных характеристик ешиботного метода являеся "демократический" подход к истине. В рамках этого метода мнение даже главы иешивы ничего не стоит, если он не способен логически опровергнуть возражение, выдвинутое даже самым слабым из студентов. Более того, сбить рабби с толку - цель, которую ставит перед собой каждый более-менее "продвинутый" студент иешивы.
В настоящей иешиве все равны перед истиной. Очевидно преимущество такого подхода: он поощряет здоровые амбиции учеников, стимулирует их к более серьезному изучению. Поэтому, как бы далеко мы не отошли от традиционной иешивы, необходимо гарантировать, что при этом мы не пожертвуем стремлением к истине. Даже если мы придаeм большее значение личному субъективному опыту, мы должны приучать и учителей, и учеников ответственно подходить к формированию своих взглядов. Ибо если эти взгляды будут недостаточно обоснованы, мы попросту разделим судьбу многочисленных сект - чего мы ни в коем случае не можем допустить.

3. Одной из целей обучения в иешиве было приучение человека к пунктуальному следованию галахе. И хотя "беженцы" из иешивы часто отрицают галаху in toto, те, кто успешно завершил обучение, обычно бывают фанатичнo преданы галахе, которая является для них очевидным выводом из текстов, которые они изучали.
Один из моих учеников заметил: иногда кажется, что выпускники иешив поклоняются не Богу, а галахе. Я глубоко убежден, что это "наблюдение" не соответствует истине. Tем не менее, история свидетельствует о том, что именно галаха служила фундаментом еврейской религиозности. Поэтому, пытаясь исправить нынешнюю ситуацию и "вернуть Бога" в центр еврейского мировоззрения, мы должны быть уверены, что создаваемые нами модели приводят к более последовательному соблюдению галахи нашими учениками.
Неприрывность традиции изучения Торы является достаточным основанием для переноса традиций и опыта иешивы в современную школу. Творчеству, смелости и глубине, которые студенты иешив демонстрировали при изучении Талмуда и комментариев, могли бы позавидовать лучшие умы человечества. Ни в одной другой области, будь то Агада, молитва или еврейская мысль, не существует столь обширного корпуса текстов. Поэтому будет совершенно естественно, если мы не откажемся от того, чем богаты.
Однако все это не может заслонить того факта, что, если мы говорим о всеобщем еврейском образовании, учебная программа традиционных иешив устарела в не меньшей степени, чем пишущая машинка. Можно сделать пишущую машинку, которая будет произведением искусства. Однако даже тот, кто может сделать такую машинку, но не может собрать компьютер, все-таки должен научиться пользоваться последним - если, конечно, он не желает проявлять свои способности в музейной работе.
Одним словом, если мы хотим создать еврейскую школу для широких масс, нам придется оставить традиционную ешиботную модель в прошлом. Однако при этом мы только выиграем, если возьмем с собой лучшее из того, что предлагает традиционная модель. Энтузиазм, интенсивное изучение и неукоснительное следование галахическим нормам дожны по-прежнему оставаться центральными элементами еврейской педагогики, дабы не нарушить преемственности поколений при передачи традиции.


Часть III. Педагогический манифест

Противоречие между идеалами еврейской педагогики и окружающим культурным контекстом сегодня велик, как никогда. Никогда еще еврейский народ, включая все сегменты современной ортодоксии, не был столь успешно "встроен" в культуру, имеющую совершенно иные базовые предпосылки и совcем иную систему ценностей. Подобная интеграция представляет серьезную угрозу культурной целостности еврейского народа.

Перед лицом этой угрозы мы обнаруживаем, что опираемся на педагогическую модель, предполагающую более или менее автоматическую "интернализацию" еврейских ценностей и поведенческих моделей. Так, основное время школа тратит на изучение еврейских текстов ради собственно изучения. Видимо, в этих школах предполагают, что подобный опыт магическим образом побудит учеников принять любые ценности и нормы поведения, определенные как "еврейские". Фактически преподавание в этих школах сводится к следущей схеме: "Если я люблю учиться, и если я буду учить только еврейские дисциплины, то в результате я полюблю "иудаизм" и стану его приверженцем".

Отсутствие серьезного объективного анализа того, насколько школы отвечают нашим религиозным задачам, является предвестником катастрофы. Единственной возможностью избежать грядущего кризиса явлеятся спокойный, несентиментальный анализ целей, стоящих перед еврейским народом, и способов достижения этих целей Ибо, когда подобный анализ будет проделан, мы почувствуем срочную необходимость изменить в еврейских школах как программу обучения, так и методику преподавания Разумеется, для серьезной перестройки еврейского образования потребуются годы или даже десятилетия. Поэтому серьезное обсуждение данной темы безнадежно запоздало.

Ниже я приведу несколько своих соображений относительно того, как "раскочегарить" эту махину.

Мы должны понимать, что основная задача нашей школы - вырастить уравновешенных, уверенных в себе, подлинно религиозных евреев. Если наши ученики станут при этом знатоками Торы, - прекрасно. Oднако эта задача может быть только вторичной. В обществе, в котором каждый человек выбирает себе и идеалы, и образ жизни, понимание собственного выбора является общественной нормой. В подобном культурном окружении мы мало чего добьемся, если не объясним нашим ученикам минимальных объяснений, зачем евреи делают то, что они делают. Поэтому наши школы должны научить пониманию сути веры и религиозного выбора. Это даст нашим ученикам ощущение, что они знают raison d'etre "еврейского проекта". Мы должны показать ученикам, что иудаизм является органичной системой, наилучшим образом делающей нашу жизнь содержательной и святой одновременно.

Учебная программа должна быть построена таким образом, чтобы ясно отражать ценности Торы, первоисточники, в которых о них идет речь, и их практическое воплощение . Заповеди необходимо изучать в их широком идеологическом контексте, как с философской, так и с правовой точки зрения - ученик должен понимать не только "как" выполнять ту или иную заповедь, но, и, что более важно - "зачем". ( В этом, кстати, заключается одна из причин того, что р. Кук предлагал обучать каббале широкие массы).

Мы должны рассказать ученикам об основах еврейской веры. Это означает, что ученики должны знать, что евреи на протяжении истории думали о природе Бога, пророчестве и т.д. В качестве простого примера: кто не знаком с учением Рамбама о пророчестве в "Законах об основах Торы", скорее всего, не сможет понять, почему мы столь решительно отвергаем притязания иных религий. Поскольку в наши дни каждый из нас регулярно сталкивается с этими религиями, знание учения Рамбама является жизненно необходимым.

Еще более важно осознание учеником своих "взаимоотношений" с Богом. Главное здесь - молитва. Необходимо, чтобы каждый ученик понимал, что он произносит во время молитвы: не только значение каждого слова, но и - какие идеи стоят за этими словами. Надо учить детей навыкам медитации, а также наслаждению тишиной и одиночеством. Разумеется, наyчить этим вещам очень трудно. Однако их огромная ценность заставляет нас не считаться со временем и усилиями ради того, чтобы ученики овладели этими навыками. И если для этого необходимо работать в маленькох группах, или даже индивидуально, то ради этого стот нанять несколько дополнительнтх преподавателей. И наконнец, последнее: тексты, используемые при обучении, должны соответствовать целям преподавания. Поэтому, в частности, необходимо уделять больше времени Писанию и еврейской мысли, и меньше - изучению Гемары (Талмуда). Надо помнить, что, с точки зрения галахи, Танах является единственным предметом, относительно которого отец должен быть уверен, что сын его изучал (Шyлхан Арух, Йоре Деа 245:6).

Что касается методов, то для нас приоритетным является не приобретение знаний, а религиозная социализация. Поэтому отношения педагога со школьником должны строиться по модели "мастер-ученик". При этом "ученик" доказывает свои успехи тем, что демонстрирует способность, под наблюдением "мастера" применить полученные теоретические знания на практике. Xороший "мастер" позволяет "ученику" развить свой собственный стиль, используя для этого выученные у "мастера" навыки и умения. Исторически, нечто подобное модели "мастер-ученик" часто было "торговой маркой" еврейского образования. Иллюстрацией может служить поведение некоторых наиболее известных мудрецов Талмуда (Брахот 62a). Не кто-нибудь, но Бен Аззай и р. Акива сопровождали своих учителей в уборную, дабы увидеть, как они там себя ведут. А рав Каhанa даже забрался под кровать, чтобы узнать, как учитель действует на супружеском ложе. Все трое оправдывали свое поведение тем, что повседневные поступки учителей - тoже Тора, которую они обязаны изучать.

Несомненно, столь великие мудрецы понимали, что они могли задать вопросы и получить ответы , оставаясь в классе. Однако они так же понимали, что лучшим способом изучения Торы является непосредственное наблюдение за тем, кто живет в соответствии с ее предписаниями.

Поэтому еврейским педагогам необходимо проводить с учениками больше времени, приглашать их в гости и т.д. Ученики должны видеть, как "настоящий религиозный еврей" общается со своими детьми, что он делает в свободное время, как он ест и произносит благословения после еды etc. Нужно показать ученикам, как и какие праздники евреи празднуют, и как они скорбят об умершем. Одним словом, учитель должен быть для своих учеников примером для подражания (и, соответственно, человеком, достойным подражания).

И даже в классе мы должны относиться к словам "наасе ве-нишма" более серьезно. Как знает любой педагог, лучше всего удаются уроки, сопровождающиеся выполнением каких-либо практических заданий. Поэтому недостаточно просто рассказывать в классе про ту или иную заповедь Hеобходимо, чтобы ученики почувствовали, что означает исполнение этой заповеди. Причем полноценное исполнение заповеди не должно, естественно, ограничиваться "технической компонентой":сделай так-то, скажи то-то... Поэтому, когда учитель, к примеру, потрясает лулавом, он должен подумать, как, вместе с учениками, подготовиться к выполнению данной заповеди - с помощью медитации, песен, релевантных историй из жизни и т.д. Полноценное участие в исполнении заповеди является порой лучшим источником вдохновения.

Необходимо также рассказывать ученикам о тех выдающихися представителях нашего поколения, которые могли бы служить им примером для подражания. Важно, чтобы дети знали о современных праведниках ("цадиким"), а по возможности - общались с ними лично. Людям нужны живые герои. Если дети не найдут их у нас, они найдут их где-нибудь в другом месте. Не стоит недооценивать ту роль, которую "герои" играют в формировании системы ценностей.

Впрочем, тут необходима очень большая осторожность .Разумеется, каждый из великих раввинов имеет множество достойнейших черт. Но вместе с тем, у многих из них есть и совершенно очевидные недостатки. Поэтому знакомство с ними может иметь для учеников непредсказуемые последствия. Так что следует быть очень осторожным, выбирая того или иного человека на роль "героя" для наших детей.

Первым шагом на пути перестройки еврейского образования должно стать предоставление учителям (сегодняшним и будущий) знаний и возможностей, необходимых для этого. Учителя - идеальные бойцы для той педагогической революции, которую мы хотим осуществить.

Поэтому мы должны готовить будущих учителей так, чтобы они ощущали себя религиозными лидерамни. Они должны понимать, что в их рукак - ключ к духовному формированию следующих поколений. И, следовательно, на их плечи ложится колоссальная ответственность. Ho вместе с тем, их заслуги будут ни с чем не сравнимы, если им удастся выйти из этого испытания с честью.

Наша эпоха требует смелости и решительности мышления. Но в еще большей степени, это - "эт леасот ле-hа-Шем", т.е. эпоха, которая требует от нас самых решительных поступков во имя Небес.


назад